Быстрое меню

Невероятно короткий путь к основным разделам сайта. Так называемая «червоточина» (wormhole)

Национальная Ветеринарная Палата существует с 2010 года. Но как много врачей знают о ее работе и задумываются о вступлении?

О том, сложно ли договориться ветеринарным врачам и какую помощь может оказать НВП, мы поговорили с руководителем палаты Дианой Насыровой.

— Расскажите, как вы оказались в Национальной Ветеринарной Палате? Почему согласились возглавить объединение ветврачей?

Я пришла на обычное собеседование, члены Правления рассказали про свои идеи и их видение дальнейшего развития Палаты, которые мне очень откликнулись. К этому времени у меня уже был большой опыт работы в крупных государственных организациях. Этот опыт в плане взаимодействия с государственными органами и в правовых вопросах как раз и был нужен НВП на тот момент.

— Два года в качестве директора НВП – есть ли особенности в работе с ветврачами? Насколько просто находить с ними общий язык?

Сложности в работе именно с ветеринарными врачами нет, я с большим уважением отношусь к ним, поскольку хоть я и не ветврач, но как биолог по первому образованию хорошо понимаю их деятельность.

Особенность работы в НВП заключается не в том, что это объединение ветврачей, а в том, что это общественная организация. Здесь собрались люди по интересам, все они равные, со своим опытом, мнением. Каждый член Палаты вносит тот вклад, который может. Люди работают здесь по своей инициативе, нельзя их заставить что-то сделать в принудительном порядке. Сложность в том, чтобы балансировать между многими мнениями и прислушиваться ко всем. А еще создать атмосферу, в которой бы все друг к другу прислушивались. Да, у нас иногда разгораются жаркие споры, эмоциональные диспуты, но уважение все же превалирует над конфликтами. И с каждым годом эта тенденция «договориться, прислушаться, а не конфликтовать» становится все сильнее.

В решении любого спора у нас есть свой краеугольный камень — это качество ветеринарной помощи. И важнее него не может быть ничего: ни бренды, ни амбиции, ни характер. В сложных ситуациях мы всегда возвращаемся к этой опорной точке, чтобы найти оптимальное решение.

— А часто ли в Палату обращаются владельцы животных с жалобами? Как вы работаете с этими обращениями?

Иногда приходят владельцы с жалобой на какую-то ситуацию, иногда сами клиники обращаются за помощью, когда хотят сами разобраться в оценке качества оказываемой помощи, и они готовы услышать любой ответ, чтобы улучшить свою работу. Мы запрашиваем все документы, обезличиваем их и передаем в экспертный комитет.

За этот год мы уже провели 3 судебных экспертизы, по которым суд принял решение в пользу ветеринарных клиник, около 10 внутренних и 3 рецензии на экспертизы.

Но работа в этом направлении только начинает выстраиваться. Буквально на днях мы опубликовали экспертный реестр, в который уже входит 64 врача разных специализаций. И этот результат нас очень радует. Во-первых, нигде в России больше не найти такого единого списка специалистов в своих областях. Во-вторых, это просто потрясающие люди, которые готовы безвозмездно тратить свое время, чтобы поднять ветеринарную экспертизу на новый уровень.

Пока что в этом реестре только врачи, которые работают в организациях - членах Палаты. Конечно, мы знаем и много других ветеринарных врачей высокой квалификации, но их нет в утвержденном списке, потому что это внутренний реестр Палаты. Но мы планируем его расширять.

— А с чем еще обращаются в Палату клиники чаще всего?

Со многими юридическими вопросами. В НВП созданы готовые пакеты документов для оформления деятельности согласно действующему законодательству, все типовые шаблоны договоров, дополнительных соглашений для оформления отношений с клиентами. Мы предоставляем обзор действующего законодательства и юридические пояснения, а также консультационную поддержку при рассмотрении жалоб и претензий. В Палату приходят даже за помощью в оформлении лицензии или в оценке рисков при покупке и продаже помещений.

— Чем занималась НВП во время начала пандемии? Какие проблемы приходилось решать?

Когда началась вся ситуация с карантинами и ограничениями, мы буквально круглосуточно мониторили все постановления и приказы. Оперативно готовили весь пакет документов, которыми могли воспользоваться наши клиники. И это стало реальной помощью, особенно когда в ветклиники приходили проверяющие органы – у них было все готово к проверке. Потом мы поняли, что нельзя ограничиваться помощью только членам НВП, и стали выкладывать все документы в открытый доступ.

Не только в Москве, но и в регионах была сложная ситуация, в некоторых из них пытались закрыть ветклиники. Мы общались с региональными властями, приводили им доводы, почему этого делать нельзя. И везде удалось отстоять право ветеринарных клиник вести прием.

Еще был сложный момент, когда ФАС вынес предписание нескольким клиникам, которые в своей рекламе использовали словосочетание «коронавирусы кошек и собак». Мы объединились с другими крупными ассоциациями ветврачей и выступили единым фронтом против ФАС, подготовили обращения, написали разъяснения по коронавирусам животных. На что в ФАС ответили, что принимают наши аргументы и донесут их до регионов. Мне кажется, это был прекрасный шаг к объединению всего ветеринарного сообщества. И кризис нам показал путь к взаимной поддержке.

— Защита репутации конкретного ветврача – это дело индивидуальное или ответственность клиники, в которой этот врач работает?

Может быть, моя риторика покажется довольно пафосной, но я считаю, что это задача всего сообщества. Пока мы не научимся друг друга отстаивать, ничего не получится. Ведь не секрет, что ветеринарным врачам нередко приходится защищаться, в том числе и по вине коллег, которые некорректно выразились и пренебрегли профессиональной этикой. И репутация каждого конкретного врача всегда отражается на репутации всего ветеринарного сообщества и на уважении к профессии в целом. Наша общая задача – поднять престиж самой профессии, доверие и уважение к ветеринарному врачу, вот с чем должны входить владельцы в клиники. Когда я пришла в Палату, я была поражена насколько ветеринарная медицина глубже, многогранней и профессиональней, чем думают люди «вне сообщества». Поэтому и одна из задач НВП – шаг за шагом работать с общественным мнением, с подрастающим поколением, чтобы наша отрасль стала высокопрестижной и уважаемой. Соблюдение врачебной этики каждым специалистом, каждой клиникой и общественными организациями, а также стремление каждого к оказанию максимально качественной помощи животным снизят количество нападок на врачей и уберут необходимость защищаться. Репутацию нашу мы должны создать вместе и вместе ее оберегать.

Секция «Менеджмент» состоится 12 и 13 декабря. 

Подключайтесь!